Rubber-way.ru

Рубер Вэй
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Текст песни OXYMIRON — из слоновой кости

Текст песни OXYMIRON — 10.Башня из слоновой кости

По асфальту, мимо цемента,
Избегая зевак, под аплодисменты
Обитатели спальных аррондисманов.
Социального дна, классы нац.элементов.

Мимо зданий муниципального центра.
И статуи вице-мэра, насвистывая концерты;
Я спускаюсь беспрецедентно оправдан.
И лицемерно помилованный тридцатилетний.

Бля, меня явно любит Вселенная.
Не знай меня все, — я вряд ли бы уцелел там.
Но, видимо, мэру надо улицы бедным продать.
Было милосердие то, правосудие, щедрость — х*р знает.

Я живой, спасибо фортуне!
Я балансирую через пропасти на ходулях.
Иду, сутулясь, и подпрыгиваю, как дурень,
Сквозь судьбы и бури, к неуловимой Ultima Thule.

Я думал, время вышло, вымя выдоено.
На дороге рытвины и выбоины, валуны и глыбы
На моей тропе меж мира, войны.
Одни считают, что я сильно хитровы*банный.

Другие — видят во мне наивный мир игры книг.
Ты пойми: я — гибрид, я вырос: и таким, и таким.
Я не был задуман для света софитов, интриг.
И адреналина, выбор линии судьбы не хитрит.

Я просто годами писал и смотрел в окно.
Зачёркивал, стирал, неустанно толстел блокнот.
Хрупкие миры распадались во тьме на столп,
Покуда мёртвые кумиры взирали со стен во двор.

Я был один, мироздание по краю вело.
Теперь, из каждого киоска смотрит моё е*ло.
Но что изменилось? Ничего внутри, а с виду — село!
Ведь закрутили в узелок сильные мира сего.

До того, что стресс, кипиш, бег, квиддич.
Раньше я думал, что в тридцать лет — финиш.
Но я здесь, видишь? Глен, видь их.
Они коксились, сдулись. Хули ты не сгинешь?

Они что-то просят и портят воздух и нервы.
Судмедэксперт то ли кровь, то ли сперму.
Суки — руку и сердце, издателям — буки, разделки.
Читателям — чучела в клетке.

Эй! Я видел цирк ваш с виселицы. Забудьте Сунь-цзы и Лао-цзы.
Ведь в этом цирке лишь два пути: су*цид или стоицизм.
И если выбрал не суицид, тогда — терпи, хватит ныть, дай во всю идти.
И да, мой сын, каждый сыт, страх и солипсизм, но на зло миру мы взлетим среди суеты.

Мой город вне времени, вне территории, племени, рода и империи.
Троя, Помпеи, Рим. Мой город — морок, эпидемия, что во тьме видит Бедуин.
Мой город на горе руин. Мой город — лабиринт, где по нему слепой и неумелый гид;
И мой город не верит им. Его правление внутри, но не под горой, и не в мэрии.

Я — стоик, будто Луций Сенека,
Cпускаюсь от палаццо элиты к улицам Гетто.
Раз уцелел, то надо жить и глубже дышать.
И Девочка "*издец" ушла, придав, но я переживу и это.

Ты ответь на такой вопрос мне:
Может ли творец жить в башне слоновой кости?
Вхожем быть дворец или яро против вельмож,
Или сохранять свой нейтралите.

Ты ещё не дома? Странно.
Слушай! Ну, что я могу тебя сказать, кроме того, что ты — идиот?!
И я, очень рада, что тебя отпустили. Мы тут все, чуть с ума не сошли.
Вобщем, ты возвращайся, а я пока пошла туда, где нас нет.
Кстати, название — гавно!
Целую!

Перевод песни

On the asphalt, past the cement,
Avoiding onlookers, to the applause
Inhabitants of the sleeping Arrondismen.
Social bottom, classes of national elements.

Past the buildings of the municipal center.
And statues of the vice mayor, whistling concerts;
I descend unprecedentedly justified.
And a hypocritically pardoned thirty-year-old.

Shit, the universe clearly loves me.
If I did not know everything, I would hardly have survived there.
But, apparently, the mayor needs to sell the streets to the poor.
There was mercy, justice, generosity — x * r knows .

I’m alive, thank you fortune!
I balance across chasms on stilts.
I walk, stoop, and I jump like a fool
Through fate and storm, to the elusive Ultima Thule.

Читайте так же:
Nx3 intro kit цемент композитный для фиксации 33642

I thought the time was up, the udder was milked.
Potholes and potholes on the road, boulders and boulders
On my path between peace, war.
Some people think that I am very cunning * bath.

Others see in me the naive world of playing books.
You must understand: I am a hybrid, I grew up: this and that.
I was not conceived for spotlights, intrigues.
And adrenaline, the choice of the line of fate does not cheat.

I just wrote for years and looked out the window.
I crossed out, erased, tirelessly grew fat.
Fragile worlds fell into a pillar in darkness
While the dead idols gazed from the walls into the courtyard.

I was alone, the universe led along the edge.
Now, from every kiosk watching my fucking.
But what has changed? Nothing inside, but it looks like a village!
After all, the powerful of this world have twisted into a bundle.

To the point that stress, kipish, running, Quidditch.
I used to think that at the age of thirty — the finish.
But I’m here, see? Glen, see them.
They coked, deflated. Huli, won’t you perish?

They ask for something and spoil the air and nerves.
The medical examiner is either blood or sperm.
Bitches — hand and heart, publishers — beeches, cuttings.
Readers — stuffed animals in a cage.

Hey! I saw your circus from the gallows. Forget Sun Tzu and Lao Tzu.
Indeed, in this circus there are only two paths: su * cid or stoicism.
And if you didn’t choose suicide, then — bear with me, stop whining, let me go all out.
And yes, my son, everyone is full, fear and solipsism, but to the evil of the world, we will fly up in the midst of vanity.

My city is beyond time, beyond territory, tribe, clan and empire.
Troy, Pompeii, Rome . My city is a darkness, an epidemic that the Bedouin sees in the darkness.
My city is on a mountain of ruins. My city is a labyrinth, where a blind and inept guide is there;
And my city doesn’t believe them. His rule is inside, but not under the mountain, and not in the city hall.

I’m stoic like Lucius Seneca
Going down from the elite palazzo to the streets of the Ghetto.
Once he survived, then he must live and breathe deeper.
And the Girl «* fucked up» left, giving, but I will survive that too .

You answer this question for me:
Can a creator live in an ivory tower?
Whether to be a palace or fiercely against the nobles,
Or keep your neutral.

Aren’t you home yet? Strange .
Listen! Well, what can I tell you, except that you are an idiot ?!
And I am very glad that you were released. All of us here, almost lost our minds.
In general, you come back, and for now I went to where we are not.
By the way, the name is shit!
Whole!

Oxxxymiron — Башня Из Слоновой Кости (Оксимирон) текст песни

По асфальту, мимо цемента
Избегая зевак под аплодисменты
Обитателей спальных аррондисманов
Социального дна, класс- и нац. элементов
Мимо зданий муниципального центра
И статуи вице-мэра, насвистывая концерты
Я спускаюсь, беспрецедентно оправданный
Лицемерно помилованный, тридцатилетний
Бля, меня явно любит Вселенная
Не знай меня все, я вряд ли бы уцелел там
Но, видимо, мэру надо улице бедной
Продать было милосердие
Да правосудие щедрое — хер знает
Я живой, спасибо фортуне
И балансирую через пропасти на ходулях
Иду, сутулясь и подпрыгивая, как дурень
Сквозь судьбы и бури к неуловимой Ultima Thule
Я думал, время вышло, вымя выдоено
На дороге рытвины и выбоины, валуны и глыбы
На моей тропе меж мира, войны
Одни считают, что я сильно хитровыебанный
Другие видят во мне наивный мир игр и книг
Ты пойми, я — гибрид, я вырос и таким, и таким
Я не был задуман для света софитов, интриг
И адреналина, выбор линии судьбины хитрит
Я просто годами писал и смотрел в окно
Зачеркивал, стирал, неустанно толстел блокнот
Хрупкие миры распадались во тьме на стол
Покуда мертвые кумиры взирали со стен во двор
Я был один, мироздание по краю вело
Теперь из каждого киоска смотрит мое ебло
Но что изменилось? Ничего внутри, а с виду зело
Ведь закрутили в узелок сильные мира сего
До того, что стресс, кипиш, бег, квиддич
Раньше я думал, что в 30 лет — финиш
Но я здесь, видишь? Glenfiddich
Они куксились, дулись: «Хули ты не сгинешь? »
Они все че-то просят и портят воздух и нервы
Судмедэксперт — то ли кровь, то ли сперму
Суки — руку и сердце, издателям — Букера, сделки
Читателям — чучело в клетке
Эй, я видел цирк ваш с виселицы
Забудьте Сунь-цзы и Лао-цзы
Ведь в этом цирке лишь два пути:
Суицид или стоицизм
И если выбрал не суицид
Тогда терпи, хватит ныть, дай вовсю идти
И да, мы ссым, каждый ссыт, страх и солипсизм
Но назло миру мы взлетим среди суеты

Читайте так же:
Состав цемента для брусчатки

Мой город вне времени, вне территории, племени
Рода, империи, Троя, Помпеи, Рим
Мой город — морок и видение, что во тьме видит бедуин
Мой город на горе руин
Мой город — лабиринт, я по нему слепой и неумелый гид
И мой город не верит им
Его правление внутри, но ни под горою, ни в мэрии

Я стоик, будто Луций Сенека
Спускаюсь от палаццо элиты к улицам гетто
Раз уцелел, то надо жить и глубже дышать
И Девочка Пиздец ушла, предав, но я переживу и это
Ты ответь на такой вопрос мне
Может ли творец жить в башне из слоновой кости?
Вхожим быть во дворец или яро против вельмож
Или сохранять свой нейтралитет рядом с—
*Звук выстрела*

Ты еще не дома? Странно
Слушай, ну, что я могу тебе сказать
Кроме того, что ты идиот?
Да, я очень рада, что тебя отпустили
Мы тут все чуть с ума не сошли
В общем, ты возвращайся
А я пока прочитаю «Где нас нет»
Кстати, название — говно!
Целую

Oxxxymiron — Башня из слоновой кости

Oxxxymiron - Башня из слоновой кости

По асфальту, мимо цемента,
Избегая зевак, под аплодисменты
Обитатели спальных аррондисманов.
Социального дна, классы нац.элементов.

Мимо зданий муниципального центра.
И статуи вице-мэра, насвистывая концерты;
Я спускаюсь беспрецедентно оправдан.
И лицемерно помилованный — тридцатилетний.

Бля, меня явно любит Вселенная.
Не знай меня все, — я вряд ли бы уцелел там.
Но, видимо, мэру надо улицы бедным продать.
Было милосердие то, правосудие, щедрость — хер знает…

Я живой, спасибо фортуне!
Я балансирую через пропасти на ходулях.
Иду, сутулясь, и подпрыгиваю, как дурень,
Сквозь судьбы и бури, к неуловимой Ultima Thule.

Я думал, время вышло, вымя выдоено.
На дороге рытвины и выбоины, валуны и глыбы
На моей тропе меж мира, войны.
Одни считают, что я сильно хитровыебанный.

Другие — видят во мне наивный мир игр и книг.
Ты пойми: я — гибрид, я вырос: и таким, и таким.
Я не был задуман для света софитов, интриг.
И адреналина, выбор линии судьбы не хитрит.

Я просто годами писал и смотрел в окно.
Зачёркивал, стирал, неустанно толстел блокнот.
Хрупкие миры распадались во тьме на столп,
Покуда мёртвые кумиры взирали со стен во двор.

Читайте так же:
Ручной насос для инъектирования цементного раствора

Я был один, мироздание по краю вело.
Теперь, из каждого киоска смотрит моё ебло.
Но что изменилось? Ничего внутри, а с виду — зело!
Ведь закрутили в узелок сильные мира сего.

До того, что стресс, кипиш, бег, квиддич.
Раньше я думал, что в тридцать лет — финиш.
Но я здесь, видишь, — Glenfiddich.
Они куксились, сдулись. Хули ты не сгинешь?

Они что-то просят и портят воздух и нервы.
Судмедэксперт то ли кровь, то ли сперму.
Суке — руку и сердце, издателям — букера, сделки.
Читателям — чучела в клетке.

Эй! Я видел цирк ваш с виселицы. Забудьте Сунь-цзы и Лао-цзы.
Ведь в этом цирке лишь два пути: суицид или стоицизм.
И если выбрал не суицид, тогда — терпи, хватит ныть, дай во всю идти.
И да, мы ссым, каждый сыт, страх и солипсизм, но на зло миру мы взлетим среди суеты.

Мой город вне времени, вне территории, племени, рода и империи.
Троя, Помпеи, Рим… Мой город — морок и видение, что во тьме видит Бедуин.
Мой город на горе руин. Мой город — лабиринт, где по нему слепой и неумелый гид;
И мой город не верит им. Его правление внутри, но не под горой, и не в мэрии.

Я — стоик, будто Луций Сенека,
Спускаюсь от палаццо элиты к улицам Гетто.
Раз уцелел, то надо жить и глубже дышать.
И Девочка «пиздец» ушла, предав, но я переживу и это…

Ты ответь на такой вопрос мне:
Может ли творец жить в башне из слоновой кости?
Вхожем быть дворец или яро против вельмож,
Или сохранять свой нейтралитет…

Ты еще не дома? Странно…
Слушай, ну, что я могу тебе сказать, кроме того, что ты — идиот?!
И я, очень рада, что тебя отпустили… Мы тут все, чуть с ума не сошли…
В общем, ты возвращайся, а я, пока прочитаю «Где нас нет…»
Кстати… Название — говно!
Целую!

Текст песни Oxxxymiron — Башня из слоновой кости

По асфальту, мимо цемента.
Избегая зевак под аплодисменты.
Обитатели спальных аррондисманов.
Социального дна, классы нац. элементов.
Мимо зданий муниципального центра.
И статуи вице-мэра, насвистывая концерты.
Я спускаюсь беспрецедентно оправдан.
И лицемерно помилованный тридцатилетний.
Бля, меня явно любит Вселенная.
Не знай меня все, я вряд ли бы уцелел там.
Но, видимо, мэру надо улицы бедным продать.
Было милосердие то, правосудие, щедрость — х*р знает.
Я живой, спасибо фортуне.
И балансирую через пропасти на ходулях.
Иду сутулясь и подпрыгиваю через судьбы и бури к неуловимой Ultima Thule.

Я думал, время вышло, вымя выдоено.
На дороге рытвины и выбоины, валуны и глыбы.
На моей тропе меж мира, войны.
Одни считают, что я сильно хитровы*банный.
Другие видят во мне наивны миры, игры книг.
Ты пойми: я — гибрид, я вырос и таким, и таким.
Я не был задуман для света софитов, интриг.
И адреналина, выбор линии судьбы не хитрит.
Я просто годами писал и смотрел в окно.
Зачёркивал, стирал, неустанно толстел блокнот.
Хрупкие миры распадались во тьме на столп.
Покуда мёртвые кумиры взирали со стен во двор.
Я был один, мироздание по краю вело.
Теперь из каждого киоска смотрит моё е*ло.
Но что изменилось? Ничего внутри, а с виду ***
Ведь закрутили в узелок сильные мира сего.
До того, что стресс, кипиш, бег, квиддич.
Раньше я думал, что в тридцать лет — финиш.
Но я здесь, видишь? Глен, видь их.
Они коксились, сдулись.
Хули ты не сгинешь?
Они что-то просят и портят воздух и нервы.
Судмедэксперт то ли кровь, то ли сперму.
Сукки руку и сердце, издателям — буки, разделки.
Читателям — чучела в клетке.
Эй, я видел цирк ваш с виселицы.
Забудьте Сунь-цзы и Лао-цзы.
Ведь в этом цирке лишь два пути: су*цид или стоицизм.
И если выбрал не суицид, тогда терпи, хватит ныть, дай во всю идти.
И да, мой сын, каждый сыт, страх и солипсизм.
Но на зло миру мы взлетим среди суеты.

Читайте так же:
Удельный вес цементной стяжки м150

Мой город вне времени, вне территории, племени, рода и империи.
Троя, Помпеи, Рим.
Мой город — морок, эпидемия, что во тьме видит Бедуин.
Мой город на горе руин.
Мой город — лабиринт, где по нему слепой и неумелый гид.
И мой город не верит им.
Его правление внутри, но не под горой и не в мэрии.

Я — стоик, будто Луций Сенека.
Спускаюсь от палаццо элиты к улицам Гетто.
Раз уцелел, то надо жить и глубже дышать.
И Девочка Пиздец ушла, придав, но я переживу и это.
Ты ответь на такой вопрос мне: может ли творец жить в башне слоновой кости?
Вхожем быть дворец или яро против вельмож, или сохранять свой нейтралите. On asphalt, past the cement.
Avoiding the applause of onlookers.
Inhabitants sleeping arrondismanov.
Social bottom classes nat. elements.
Past the municipal center.
And the statue of the vice-mayor, whistling concerts.
I descend unprecedented justified.
And disingenuous pardoned thirty.
Shit, I obviously love the universe.
I do not know everything, I probably would not have survived it.
But apparently, the mayor of the poor should be the streets to sell.
It is mercy, justice, generosity — x * p knows.
I’m alive, thank fortune.
And balances on stilts over the precipice.
I walk hunched over and jump up to the storms of fate and elusive Ultima Thule.

I thought the time was up, the udder milked.
On the road ruts and potholes, boulders and boulders.
On my path between the world wars.
Some people think that I strongly Khitrova * bathrobe.
Others see me as naive worlds, game books.
You understand: I — a hybrid, I grew up in such and such.
I was not conceived for the spotlight, intrigue.
And the adrenaline, the choice of the line of fate is not tricky.
I just wrote for years and looked out the window.
Crossed out, erased, relentlessly tolstel notebook.
Fragile worlds fell apart in the dark on the pillar.
As long as the dead idols looked from the walls of the courtyard.
I was alone on the edge of the universe led.
Now from each kiosk watching my e lo *.
But what has changed? Nothing within and seemingly ***
It twisted in a knot of the powerful.
Prior to that stress, kipish, running, Quidditch.
I used to think that in thirty years — finish.
But I’m here, you see? Glen vid them.
They coke blown away.
Juli sginesh not you?
They ask for something and spoil the air, and nerves.
The medical examiner whether the blood, or semen.
Sukkah hand and heart, publishers — beeches, cutting.
Readers — stuffed in a cage.
Hey, I saw your circus to the gallows.
Forget Sun Tzu and Lao Tzu.
Indeed, in this circus only two ways: bitch ICC or stoicism.
And if you chose not suicide, then be patient enough to whine, give full go.
And yes, my son, each fed, fear and solipsism.
But the evil world, we take off among the hustle and bustle.

My city outside of time, outside of the tribe, race and empire.
Troy, Pompeii, Rome .
My city — a wraith, an epidemic that in the darkness saw Bedouin.
My city of ruins on the mountain.
My city — labyrinth, where it blind and incompetent guide.
And my city did not believe them.
His reign inside, but not under the mountain and in the town hall.

Читайте так же:
Цветной цемент для брусчатки

I — Stoic, though Lucius Seneca.
I went down from the palace to the streets of the ghetto elite.
Once escaped, then we must live and breathe deeply.
And the girl went Pizdec giving, but I will survive this too.
You answer me this question: can the creator to live in an ivory tower?
Enter the palace or be vehemently against the nobles, or to maintain its neutral position.

Текст песни Oxxxymiron – Башня Из Слоновой Кости (Оксимирон)

По асфальту, мимо цемента
Избегая зевак под аплодисменты
Обитателей спальных аррондисманов
Социального дна, класс- и нац. элементов
Мимо зданий муниципального центра
И статуи вице-мэра, насвистывая концерты
Я спускаюсь, беспрецедентно оправданный
Лицемерно помилованный, тридцатилетний
Бля, меня явно любит Вселенная
Не знай меня все, я вряд ли бы уцелел там
Но, видимо, мэру надо улице бедной
Продать было милосердие
Да правосудие щедрое — хер знает
Я живой, спасибо фортуне
И балансирую через пропасти на ходулях
Иду, сутулясь и подпрыгивая, как дурень
Сквозь судьбы и бури к неуловимой Ultima Thule
Я думал, время вышло, вымя выдоено
На дороге рытвины и выбоины, валуны и глыбы
На моей тропе меж мира, войны
Одни считают, что я сильно хитровыебанный
Другие видят во мне наивный мир игр и книг
Ты пойми, я — гибрид, я вырос и таким, и таким
Я не был задуман для света софитов, интриг
И адреналина, выбор линии судьбины хитрит
Я просто годами писал и смотрел в окно
Зачеркивал, стирал, неустанно толстел блокнот
Хрупкие миры распадались во тьме на стол
Покуда мертвые кумиры взирали со стен во двор
Я был один, мироздание по краю вело
Теперь из каждого киоска смотрит мое ебло
Но что изменилось? Ничего внутри, а с виду зело
Ведь закрутили в узелок сильные мира сего
До того, что стресс, кипиш, бег, квиддич
Раньше я думал, что в 30 лет — финиш
Но я здесь, видишь? Glenfiddich
Они куксились, дулись: «Хули ты не сгинешь? »
Они все че-то просят и портят воздух и нервы
Судмедэксперт — то ли кровь, то ли сперму
Суки — руку и сердце, издателям — Букера, сделки
Читателям — чучело в клетке
Эй, я видел цирк ваш с виселицы
Забудьте Сунь-цзы и Лао-цзы
Ведь в этом цирке лишь два пути:
Суицид или стоицизм
И если выбрал не суицид
Тогда терпи, хватит ныть, дай вовсю идти
И да, мы ссым, каждый ссыт, страх и солипсизм
Но назло миру мы взлетим среди суеты

Мой город вне времени, вне территории, племени
Рода, империи, Троя, Помпеи, Рим
Мой город — морок и видение, что во тьме видит бедуин
Мой город на горе руин
Мой город — лабиринт, я по нему слепой и неумелый гид
И мой город не верит им
Его правление внутри, но ни под горою, ни в мэрии

Я стоик, будто Луций Сенека
Спускаюсь от палаццо элиты к улицам гетто
Раз уцелел, то надо жить и глубже дышать
И Девочка Пиздец ушла, предав, но я переживу и это
Ты ответь на такой вопрос мне
Может ли творец жить в башне из слоновой кости?
Вхожим быть во дворец или яро против вельмож
Или сохранять свой нейтралитет рядом с—
*Звук выстрела*

Ты еще не дома? Странно
Слушай, ну, что я могу тебе сказать
Кроме того, что ты идиот?
Да, я очень рада, что тебя отпустили
Мы тут все чуть с ума не сошли
В общем, ты возвращайся
А я пока прочитаю «Где нас нет»
Кстати, название — говно!
Целую

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector